Архитектурное бюро "Проспект" & Архитектурная мастерская Шендеровича А.Р.

Промышленная архитектура в городской среде

Большая часть крупнейших городов складывалась в прошлых столетиях. В результате стихийного развития капиталистического производства большинство городов оказалось в кольце индустриальных барьеров. Этот взрыв урбанизации протекал полтора-два столетия, и все это время человечество губило населенные пункты и природу. Теперь трудно сказать, сколько потребуется усилий и средств, чтобы освободиться от этого наследия даже и нам, живущим в XXI-ом столетии.

Тяжелое наследие получил и Волгоград. В отличие от компактных городов в нем индустриальный барьер прошел по самой его центральной линии, вдоль железной дороги и по берегам Волги. Все наиболее крупные предприятия расположены на берегу и задача архитекторов состоит в том, чтобы расчистить разрывы между ними от мелких предприятий, а архитектуру самих заводов реконструировать в соответствии с высокими требованиями современности.

Правильное, гармоничное развитие мест приложения труда — это основное требование удобного и красивого города, и в этом смысле концентрация промышленности в крупные промышленные узлы правильно положена в фундамент теории советского градостроительства.

Концепции расположения функций города

Вспомним, как много было различных и совершенно противоположных концепций по поводу взаимного расположения разных функций города: одни говорили о том, что человек, используя современные средства транспорта будет работать в одном месте, жить в другом, а отдыхать в третьем. Были совершенно противоположные концепции — все в одном сооружении! В гигантском здании, где в подземных этажах — транспорт и коммуникации, в первых этажах жилище, а вокруг - отдых.

Жизнь и градостроительный опыт убеждают нас в том, что из всех ценностей, которыми располагает человек, самая большая — время. И поэтому он будет стремиться жить в компактных городах, где соблюдена благоприятная пропорция — человек, город, природа. Этот принцип заложен в генеральный план многих городов, в том числе и Волгограла. Промышленность его концентрируется в 18 компактных промышленных узлах, один за другим расположенных вдоль всего города, Каждый из них составляет места приложения труда для 30-60 тыс. человек, вокруг которых компонуются жилые районы. В целом они составляют жилищно-промышленные или планировочные комплексы, в которых протекает весь жизненный цикл населения.

В итоге в Волгограде формируется восемь таких организмов, расположенных вдоль берега Волги и разделенных зелеными зонами.

При данной планировочной структуре нам удалось в протяженном городе сократить трудовые связи и, пользуясь преимуществами крупного города, вместе с тем сохранить благоприятные условия, свойственные небольшим городам. На той же основе формируется художественное своеобразие его ансамблей — район машиностроителей, металлургов, химиков, судостроителей, энергетиков и т.д.

Таким образом, охарактеризовав в общих чертах размещение промышленных предприятий в Волгограде, постараемся раскрыть влияние этих объектов на архитектуру как всего города, так и отдельных его районов.

Промышленная архитектура Волгограда и её влияние на градостроительную ситуацию

Наиболее кратко можно сформулировать концепцию о художественном своеобразии промышленной архитектуры: производство диктует технологию, технология диктует целесообразную конструкцию и форму, форма определяет художественный образ и своеобразие. И в этой последовательности заложен мыслительный и творческий процесс создания. Именно в этой, а не в обратной последовательности, как это иногда бывает.

И чем более архитектор воплотит в архитектуре сооружения его технологическую сущность, заложит в ней информацию о происходящим в ней процессах, тем более она станет узнаваемой, и тем ближе подойдет к выражением художественного образа. Конечно, методы архитектурной композиции остаются, от века найденные — ритм, метр, контрасты и нюансы цвета и фактуры, гармония пропорции и формы тектонических отношений, но этими приемами должен быть выражен характер процесса производства. И, размышляя в этом направлении, мы видим промышленную архитектуру будущего. В ней произойдут гигантские изменения, как ни в одной другой области градостроительства. Появятся новые производства, осуществится коренная перестройка технологии существующих объектов, повысится этажность промышленных зданий, более широко будет использовано подземное пространство; предприятия более компактно расположатся на городской территории среди зеленых пространств и будут поражать воображение многообразием и пластичностью форм, гармонией пропорций и цвета, как уже теперь нас поражает продукция машиностроения, судостроения.

А ведь мы стремимся создавать наши сооружения по законам красоты, а они — машиностроители — по законам целесообразности. А в результате — такая огромная разница в эстетическом отношении, таков гигантский разрыв, который образовался между машиностроительной и строительной индустрией.

Отделка, красота и функция промышленных сооружений

В отделке промышленных сооружений, как и в отделке машин, нужно использовать новые современные материалы - эмали, алюминий, синтетические покрытия, которые бы не нуждались в покраске и которые можно было бы мыть при первой необходимости.

Говоря о художественной стороне промышленной архитектуры, нельзя оставить в стороне вопрос о том, в каком творческом процессе она рождается.

Всю творческую деятельность людей условно можно разделить на два вида: творческий процесс по законам красоты и творческий процесс по законам целесообразности.

Архитекторы, по самой природе своей профессии старались создавать сооружения, и в особенности общественные здания, по законам красоты. Мы видим, как совершенствуется наша советская архитектура, здания становятся более красивыми и одновременно более удобными. Одновременно с нами развивался другой творческий процесс, — например академик Л.Н.Туполев создавал свои «сооружения» исключительно по законам целесообразности. Но каких удивительных эстетических результатов он достиг, стараясь сделать его целесообразным! И здесь уместно остановиться на нашей практике, обратить внимание па те трудности, с которыми связано формирование промышленной архитектуры.

Промышленная архитектура является одной из самых главных современных проблем, а пока, по инерции от прежних времен, она находится на «периферии» градостроительного дела как в теории, так и в практике. Почему это происходит? Прежде всего — от неправильного, отсталого представления о труде, безразлично относящемуся к месту, где он совершается,— была бы лишь крыша. Как по-разному складываются отношения к этому важнейшему социальному вопросу в разных министерствах! Хорошая архитектура стала престижем и маркой министерств строительства гидростанций, электронной и радиотехнической промышленности, ряда других отраслей. И совершенно другое отношение мы наблюдаем со стороны других министерств, например, предприятий металлургической, химической или строительной промышленности, тяжелого машиностроения. Гигантские корпуса металлургических цехов, которые по своим размерам превосходят любые наши общественные здания, градирни, сооружения гидравлики и гидротехники, подсказывают фантазии художника удивительные формы, но именно в этих отраслях промышленности сохранилось пренебрежительное отношение к эстетической стороне предприятий.

Архитекторы несколько раз обращались к министру черной металлургии России, чтобы он обязал Гипромез заняться архитектурой завода «Красный Октябрь», который занимает важное место в городе, но, к сожалению, не достигли результата. Гипромез ответил, что он не располагает для этой цели силами архитекторов. А между тем именно эта организация решает архитектуру всей отрасли. Вопрос этот особой важности — как в промышленных институтах представлена профессия архитектора, какое он занимает там место и можно ли всерьез говорить о художественном своеобразии промышленных сооружений, когда архитектурная специальность не имеет там применения? Мечтать и возвышенно рассуждать о промышленной архитектуре можно, но в практическом плане прежде всего необходимо, чтобы архитектура, как профессия, была широко представлена во всех промышленных проектных институтах.

Cравним характер жилищно-гражданского и промышленного строительства в отношении их планирования

Мы осознали необходимость комплексного планирования, и с этой целью стремимся сосредоточить капиталовложения на жилищно-гражданское строительство в руках одного заказчика. С большим трудом, но в основном это удается. При застройке же промышленных узлов в условиях противоречий и несогласованности разных министерств и ведомств в настоящее время комплексное строительство осуществить просто невозможно.

В Волгограде разработано восемь генеральных планов промышленных узлов, но ни один из них по настоящему не реализуется. Застройка ведется некомплектно. Министерства, как правило, уклоняются от долевого участия в развитии инженерных сетей или планируют их не в предусмотренные сроки.

Госплан развивает свою линию в интересах развития отраслей, соблюдая отраслевой принцип планирования. Местные Советы и органы Госстроя в интересах градостроительства с помощью проектов районной планировки и схем генеральных планов промышленных узлов стараются соблюсти региональный принцип планирования. И эти две линии идут параллельно, не совпадая и часто противореча друг другу, причем отраслевой принцип на данном этапе превалирует над региональным.

Проекты районной планировки и генеральных планов промышленных узлов нужно признать как приемлемый метод регионального планирования, но их значение нужно поднять до уровня государственного плана.

Хотя в области градостроительства работает большое количество специализированных институтов, вряд ли кто в состоянии ответить, сколько потребуется земель, к примеру, к 2015 году для развивающегося промышленного и транспортного строительства? А через 100 лет? Между тем этот предмет нуждается в серьезных исследованиях. На наших глазах в каждом городе разрастаются промышленные территории, стремительно меняющиеся пропорции между селитебными и промышленными зонами, и процесс этот стремительно развивается. Происходит это потому, что в наше время труд каждого человека распространяется па все большие и большие площади цехов. Там, где раньше работали 100 человек, работает 10.

Давно ли массовое жилищное строительство в городах не поднималось выше трех-четырех этажей? А теперь оно выросло до девяти и более этажей и будет расти дальше. Интенсивность использования селитебных территорий быстро растет, ее стимулируют многие факторы, среди которых самый главный — компактность. Сейчас много спорят по поводу высоты застройки будущих городов: как высоко человек поднимется со своим жильем над поверхностью земли? А пока, независимо от этих споров, мы видим, что люди с древних времен стремятся поднять высоту домов настолько, насколько позволяет им в данный момент строительная техника. Очевидно, так будет всегда. Уже теперь разрабатываются для целей расселения проекты по освоению акваторий морей, подземных пространств и т.д.

Это в сфере жилищно-гражданского строительства. А что в это время происходит в сфере промышленного строительства?

Достаточно перелистать действующие типовые проекты, по которым ведется промышленное строительство, чтобы убедиться, что здесь мы находимся на уровне начала столетия прошлого века. Сооружения, которые современная строительная техника давно позволяет делать в несколько этажей, — гаражи, машиностроительные предприятия, предприятия деревообрабатывающей, легкой и пищевой промышленности, складские здания и даже школьные и учебные мастерские — по традиции проектируются одноэтажными.

Городские территории используются расточительно, экстенсивно, что влечет за собой другое расточительство — излишние затраты на протяженность инженерных коммуникаций и транспортных связей.

Происходит же это потому, что в таких экономических расчетах не учитывается один из главных показателей — истинная стоимость земли.

Для министерств и ведомств, которые осуществляют промышленное строительство, ценность земли, находящейся в ведении местных Советов, имеет второстепенное значение, а Госстроя, который утверждает типовые проекты и регулирует градостроительство, как и проектные институты, по-видимому, еще недостаточно учитывают важность этого вопроса.

Генплан Волгограда, разработанный пять лет тому назад и до сих пор проходящий согласования и утверждения, еще далек до проектного срока — 2015 года, а земли, предусмотренные для промышленного строительства, по установленным нормам уже на исходе. С одной стороны, действующие нормы не улавливают возрастающие потребности современного труда в отношении территорий, а с другой стороны нацелены на экстенсивное использование выделенных земель. И вот результат!

Как видно, давно настало время на всех этапах проектирования и утверждения проектов поставить вопрос правильного использования земель во главу угла. В конечном счете, из всех ценностей, которыми владеют люди, земля навсегда останется постоянной величиной.

Мы пытались показать, как влияет промышленность на архитектуру города, каким образом и в каком творческом процессе будет развиваться промышленная архитектура; трудности, которые встречаются в этом важнейшем деле, но самое главное мы хотели увидеть, какие замечательные, вдохновляющие перспективы открываются в промышленном строительстве, во всей сфере труда человека, когда эта тема займет достойное место в нашей деятельности и в деятельности проектных институтов.